Mariel-clinic.ru

Клиника Мариель
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Детские страхи

Детские страхи

Ваш малыш боится чудовищ, сказочных персонажей и темноты?
Спешим успокоить – вы не одиноки. Психологи называют детские страхи вполне нормальным явлением, которое сопровождает развитие и социализацию детей.

Откуда берутся детские страхи?

Детские страхи обусловлены возрастными особенностями детской психики и по мере взросления ребенка проходят без следа, но иногда они приводят к тому, что у ребенка меняется поведение: он становится неуверенным в себе, излишне тревожным и неспособным к гармоничному взаимодействию с внешним миром.

Какие могут быть причины появления страхов?

  • Излишняя тревожность родителей.

Сами родители имеют множество страхов, и эти страхи передаются ребенку, и у тревожных родителей вырастают тревожные дети с множеством фобий и страхов.

  • Гиперопека.

Желание родителей оградить ребенка от проблем, мешает ему развиваться, и как следствие, может приводить к излишней тревожности и появлению страхов.

  • Запугивание детей родителями.

Всем приходилось слышать, как некоторые родители говорят: «Не будешь послушным, доктор сделает тебе укол», «Я тебя Бабе-Яге отдам», «Не трогай – обожжёшься», уверена, каждый родитель сейчас сам может продолжить этот список. То есть мы часто предупреждаем детей об опасности, порой, не обращая внимания на то, в какой форме мы это делаем, и тем самым запугиваем ребёнка. Потом эти родители могут искренне недоумевать, почему ребенок боится врачей или откуда у него кошмары.

  • Неблагоприятная психологическая обстановка в семье.

Страхи у детей чаще встречаются в тех семьях, где существуют конфликты между отцом и матерью, и в семьях, где родители много работают и активно участвуют в общественной жизни в ущерб семье.

  • Невнимание к ребенку.

Чаще страдают страхами дети, предоставленные сами себе, лишенные родительского внимания.

  • Конфликты со сверстниками.

Например, сверстники не хотят играть с ним, или старшие ребята обижают и унижают младших. После этого ребёнок боится знакомиться с людьми, находиться в обществе, часто замыкается в себе.

И все же, основная причина детских страхов – богатая фантазия детей, именно поэтому детские страхи чаще появляются в возрасте 4-6 лет, когда развитие воображения и эмоциональной сферы резко ускоряется.

Вспомните, как в детстве вы боялись темноты. По сути, в этой темноте ничего нет, но богатая фантазия рисует другую картину: кажется, что там живут монстры и другие страшные существа.

Сколько это будет продолжаться?

Обычно возрастные страхи живут около 3-4 недель – это допустимая норма. Если же в течение этого времени интенсивность страха возрастает, то речь уже идет о страхе невротическом.

Какие виды страхов бывают?

  • Малышей от рождения до 1 года способны напугать громкий и неожиданный шум, любые незнакомые люди, раздевание, одевание и смена обстановки, высота.
  • Дети от 1 до 2 лет могут бояться разлуки с родителями, травм, засыпания и сна (ночные кошмары);
  • Ребятишки до 3 лет боятся, их страшит смена обстановки, изменение порядка жизни.
  • Дети с 3 до 4 лет начинают бояться темноты, одиночества и замкнутого пространства. Именно в темноте ребенок проецирует свои дневные страхи, которых у него немало;
  • В 6-7лет апогея достигает страх смерти. В этом возрасте у ребенка формируется чувство времени и пространства, появляется концепция жизни, он понимает, что жизнь не бесконечна, что люди рождаются и умирают, и это касается и его семьи;
  • 7-8-летние дети боятся вызвать неодобрение со стороны родителей, не соответствовать их пожеланиям и ожиданиям. С 8 лет дети больше всего боятся смерти родителей.

Вышеперечисленные страхи — возрастные, однако у эмоционально чувствительных детей они могут трансформироваться и закрепляться.

Как побороть детские страхи?

Реакция родителя на страх должна быть спокойно-сопереживающей. Нельзя оставаться равнодушными, но и чрезмерное беспокойство может привести к усилению страхов.

  • Попробуйте обсудить с ребенком его страх, попросите его описать чувства и сам страх. Чем больше ребенок будет говорить о страхе, тем лучше, — это самая действенная терапия. Попробуйте переубедить ребенка, но не преуменьшайте страх, а поделитесь своим опытом, если он имеется, посоветуйте что-либо, сочините вместе сказку о том, как победить страх
  • Самый распространённый и эффективный способ – это игровая форма. Предложите ребёнку нарисовать свой страх на бумаге, как он его представляет. Если он не хочет этого делать, то не нужно и заставлять, отложите на другой раз, а если всё-таки нарисовал, то можно начинать действовать. Дайте ему понять насколько забавное и нестрашное существо на бумаге. Не верит? Тогда вместе подрисуйте этому «страху» смешные рожицы, дайте волю фантазии. А потом предложите порвать бумажку со своим страхом на много мелких кусочков, а ещё лучше устройте «соревнование», у кого больше кусочков получится.
  • Если ваш ребёнок боится сказочных героев, то рассказывайте ему сказки, в которых эти герои смешные и добрые.
  • Если он боится темноты, то на ночь зажигайте ему небольшой ночник.
    • одной из самых простых, но в то же время эффективных игр, является игра в прятки. Она помогает избавиться от страха темноты, одиночества, замкнутого пространства
    • мама может спрятаться с ребенком под одеяло, как будто они – мышки в норке, сначала ребенок попробует оставить какое-то пространство для того, чтобы свет проходил, потом привыкнет играть в полной темноте.
    • не пытайтесь действовать с помощью силы, насильно выключая свет и оставляя малыша в темноте, наедине со своими страхами. Оставьте ему ночник или оставьте дверь приоткрытой. Если ребенка пугают какие-то конкретные предметы, на ночь уберите их в другую комнату. Предложите ребенку спать с мягкой игрушкой, которая ночью будет его охранять.

    Профилактика детских страхов.

    • Никогда не запирайте ребёнка одного в замкнутом пространстве.
    • Никогда не пугайте его Бабой Ягой, полицией, злой собакой, дядей доктором.
    • Не стоит забывать, что всему своё время, поэтому не нужно маленькому ребёнку показывать агрессивные мультфильмы или рассказывать страшные сказки, потому что это тоже может служить причиной возникновения фобий.
    • Чтобы избежать страха перед коллективом, постарайтесь заранее подготовить ребёнка к школе. Лучше всего, чтобы ребёнок ходил в детский сад, ведь чем младше человек, тем легче ему найти общий язык с людьми.
    • Не стыдите и не наказывайте ребенка за его страх. Его страх – это не каприз и не прихоть. Бесполезно советовать «взять себя в руки и перестать бояться» или не бояться потому, что «боятся только девчонки».
    • Удовлетворяйте любопытство ребенка. Иногда родителей очень утомляют бесконечные «Почему?» и» Что это?», но чем больше непонятного, тем больше страхов. Если ребенок не получает ответ на свой вопрос, он может его придумать, и его фантазия может быть пугающей. В то же время информация должна соответствовать возрасту ребенка, не быть для него непосильной. Нет необходимости акцентировать его внимание на пожарах, стихийных бедствиях, смерти и так далее.
    • Признавайте право ребенка на страх и проявляйте сочувствие к нему, не опасаясь того, что это усилит его страх. Ребенок должен чувствовать, что вы понимаете и не осуждаете его.

    И самое главное, разберитесь с собой и со своими страхами, ведь дети копируют поведение взрослых, и если мама боится собак, то ребенок, скорее всего тоже будет их бояться. Если не получается побороть свои фобии, то хотя бы не показывайте их своему чаду.

    Главное, всегда помните, что только родители могут помочь ребёнку побороть детские страхи, не наказывайте его и не ругайте за то, что он боится, постарайтесь понять и выслушать. Терпения Вам и здоровья вашим детям.

    Терапия беспокойства. Как справляться со страхами, тревогами и паническими атаками без лекарств

    книги о тревожности

    Когнитивно-поведенческий психолог Дэвид Бернс написал руководство для самостоятельной работы с тревожными расстройствами. Это техники с доказанной эффективностью, которые помогут определить эмоциональное состояние и найти свои когнитивные искажения. Бернс также объясняет, как вести дневник настроения (и зачем) и бороться с прокрастинацией. Всего в книге 40 различных инструментов для самостоятельной работы.

    Дэвид Бернс делится и актуальными исследованиями о фармакологической поддержке. Автор не выступает против лекарственной терапии. Но предлагает совмещать выписанные врачом лекарства с самостоятельной проработкой переживаний.

    Почему девочки не хуже мальчиков разбираются в математике

    Автор: Лоран Коэн — нейрофизиолог, специалист по исследованию ­памяти, лечащий врач отделения неврологии и нейропсихологии группы больниц «Питие Сальпетриер».

    Издательство: «РИПОЛ классик»

    О чём книга: Так кто всё-таки сильнее в математике: девочки или мальчики? Чем занят мозг, пока мы спим? Что такое дежавю? На страницах этой книги легко и иронично рассказывается о таких сложных явлениях, как дискалькулия, дислексия, синдром дефицита внимания, синдром саванта, и объясняется, как они связаны с процессами, происходящими в мозгу.

    Можно ли помочь ребёнку преодолеть свой страх

    Первый шаг родителей в такой ситуации прост и закономерен – с ребёнком можно обсудить и проговорить вслух его страхи, выяснить причину. Затем стоит нарисовать «монстра», словно «побеждая» его на белом листе. Можно использовать метод «сказкотерапии»: ребёнку предлагается нарисовать главного героя любимой сказки, а затем того, кого этот герой боится. Как правило, ребёнок все равно будет говорить именно о своем страхе (прямо или косвенно). Затем можно предложить выдумать и нарисовать персонажа, который с этим может справиться. Для этого надо расспросить, что именно ему помогает справляться, найти эти качества в ребенке. Также хороший вариант — это предложить отправить «врага» на необитаемый остров или в космос (откуда, по понятным причинам, он не сможет достать малыша). Причём эти варианты ребёнок должен предложить сам. Помогают ещё различные ролевые игры или игры в куклы, когда страх преодолевается через игру и героев. «Единственное, чего точно нельзя делать, это высмеивать страх ребёнка — говорить, что это ерунда. Это никак не поможет ребёнку, но может негативно повлиять на ваши с ним отношения, его самооценку («я боюсь ерунды — значит, я трусливый / слабый / плохой»)», — считает Александра Карпова.

    В среднем в тесном контакте с вездесущим спутником современного человека — смартфоном — мы проводим по три часа в день. Ученые уверены: бесследно для нашей психики это не пройдет. (09.11.2015)

    В двух школах Германии прошел необычный эксперимент: десятиклассники неделю жили без смартфонов. Результаты удивили не только подростков, но и взрослых. Все подробности — у DW. (24.04.2013)

    GABA, в том числе, оказывает влияние на такие процессы, как зрительное восприятие, моторика, а еще — на функцию головного мозга, ответственную за бессонницу, усталость, беспокойство. В отличие от глутамата, имеющего возбуждающий эффект, гамма-аминомасляная кислота оказывает на человека подавляющее воздействие.

    Последствия — обратимы

    Согласно итогам исследования, у пациентов с гаджетозависимостью в передней поясной коре — области мозга, которая участвует в принятии решений, эмоциях — соотношение GABA к глютамину и глутамату повышенное. И, как выяснили медики, когда это коррелирует с пристрастием к смартфонам и серфингу в интернете, человек начинает страдать депрессией и тревожным расстройством.

    Впрочем, есть и хорошая новость: у задействованных в эксперименте двенадцати тинейджеров, прошедших девятинедельный курс когнитивно-поведенческой терапии, соотношение GABA к глютамину и глутамату нормализовалось, и они сумели избавиться от пагубной зависимости.

    Ну, а теперь на подходе у корейских ученых следующий эксперимент. Его цель — выяснить, влияет ли повышенное содержание GABA и его дисбаланс по отношению к глютамину и глутамату в передней поясной коре головного мозга также на формирование других видов психологической зависимости.

    • Дата 01.12.2017
    • Автор Фабиан Шмидт, Наталия Королева
    • ТемыИнтернет, Смартфон, Гаджет, Наука и инновации, DAAD — Германская служба академических обменов, Цензура, Учеба, Карьера, Хакер Хэлл, Блогозрение — обзор блогов Рунета
    • Ключевые словасмартфон, гаджет, интернет, гаджетозависимость, гаджет-зависимость, тинейджеры, подростки, Университет Корё, учеба, карьера, ученые, исследование, наука
    • Обратная связь: Написать в редакцию
    • НапечататьНапечатать эту страницу
    • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/2oclW

    Также по теме

    A masked couple ride an electric scooter by the Invalides memorial, in Paris, Sunday, Oct. 25, 2020. A curfew intended to curb the spiraling spread of the coronavirus, has been imposed in many regions of France including Paris and its suburbs. (AP Photo/Lewis Joly) |

    «Страх за здоровье ребёнка — это постоянный стресс»: как перестать бояться рака и других болезней

    Родители переживают за своих детей. Это нормально, так и должно быть. Но что делать, если страх появляется из ниоткуда и становится вечным спутником, который мешает жить и родителю, и ребёнку? Психолог Татьяна Субычева в блоге БФ «Живи» объясняет, как избавиться от страха перед опасными болезнями, в том числе — перед раком.

    О причинах страха онкологических заболеваний, последствиях и путях преодоления мы поговорили с ведущим психологом Службы помощи онкологическим больным «Ясное утро» Татьяной Субычевой.

    Чем опасны страхи?

    Вообще тревога за здоровье ребёнка — нормальное состояние. Но гипертрофированный, иррациональный страх разрушает. Канцерофобия (боязнь рака) — одна из форм такого разрушения.

    Страх подавляет волю, к нему постоянно обращены все мысли. Это длительный непрекращающийся стресс, который негативно влияет на организм — на психическое и физическое состояние. Человек страдает от упадка сил, отсутствия энергии. Теряется мотивация к любым действиям. Возникает опасность депрессии.

    Стоит ли говорить, что страх за здоровье ребёнка может еще больше усугублять проблему? Мама, страдая излишней мнительностью, как правило, начинает искать малейшие проявления болезни у ребенка, спорить с врачами, если те не подтверждают её догадок. И если ребёнок впечатлительный и у него тесная связь с родителями, а они к тому же не могут сдержать своё тревожное состояние — такой страх может передаться и ребёнку.

    Страх начинает проявляться чрезмерными ограничениями свободы. В такой ситуации у ребёнка нет возможности накопления личного практического и социального опыта (рак, кстати, многие даже сегодня считают заразным заболеванием и ограничивают детей в общении).

    «У меня запасного ребёнка нет»: почему безопасность детей стала новой одержимостью родителей

    Во взрослом возрасте для некоторых детей гипертрофированная тревожность родителей может обернуться отсутствием воли и мотивации к чему-либо (так называемая, «выученная беспомощность»).

    Другая форма проявления страха онкологических заболеваний — боязнь медицинских обследований. Родители избегают показывать ребёнка врачам, страшась услышать «это». И тогда возникает риск упустить возможность начать лечение на ранних стадиях, если диагноз подтверждается. Страх обращения к врачам может сыграть негативную роль, так как в лечении онкологических заболеваний время — значительный фактор.

    Почему мы боимся рака?

    Рак (любой, не только детский) до сих пор остаётся табуированной темой. Эту болезнь предпочитают не обсуждать. Она ассоциативно связана с негативными эмоциями и фатальным исходом — неизбежностью мучительной смерти. Возможно, эта негласная закрытость отчасти происходит из тех времен, когда болезнь была мало изучена, а уровень диагностики не позволял в большинстве случаев выявить рак на ранних стадиях. Тогда большинство онкологических пациентов были обречены, в обществе существовала традиция скрывать от них и от окружающих правду о диагнозе.

    Табуированность темы, нежелание людей погружаться в негатив косвенно способствует тому, что открытой профессионально-компетентной информации о злокачественных заболеваниях недостаточно.

    Люди в основном опираются не на открытые источники или компетентное мнение специалистов, а на личный опыт — опыт болезни близких или знакомых

    Прогрессивные разработки в мировой онкологии последних лет, прорывные научные исследования, открытия инновационных диагностических и терапевтических методик, связанных как с лечением, так и с облегчением симптоматики, позитивные тренды онкологической статистики в целом — все это остаётся «за кадром» общественного знания.

    Такая «информационная глухота» спровоцировала большую часть существующих до сих пор мифов о раке, среди которых оказался и миф о том, что рак неизлечим.

    Глисты, ясенец, борщевик и выгребные ямы. Педиатр — о том, как уберечь ребёнка от летних опасностей

    Но рак сегодня — это не приговор. Да, его лечение сопряжено со многими трудностями, а причины возникновения до сих пор не определены однозначно. Та или иная форма рака, выявленная на ранних стадиях, считается излечимой в той или иной степени (особенно это касается детской онкологии и детской онкогематологии). Но, к сожалению, большинство людей, опираясь на домыслы, не имея доступа к компетентной информации, продолжают жить в устаревшем «информационном бункере», внутри своих страхов.

    Как бороться со страхом?

    • Страх, прежде всего, должен быть легитимизирован. Его существование нужно не только признать, но и нормализовать.
    • Важно разобраться в причинах страха — что именно пугает. Психологи утверждают: если к страху обернуться лицом, он уменьшается в размерах. А если есть ощущение, что самому не удаётся разобраться со страхами, можно обратиться к специалисту — психологу, который поможет «раскопать суть» страха и справиться с ним с помощью специальных техник — перевести деструктивный страх в конструктивное русло.
    • Выйти навстречу информации: обратиться к врачу, специалисту. Отправляясь же на самостоятельный поиск информации в открытых источниках, важно понимать, что эти источники должны быть официальными и экспертными: профессиональная литература или сайты — врачей, медицинских учреждений, профессиональных сообществ и т. д. Сейчас, например, существуют профессиональные онлайн-сервисы, где можно задать вопрос специалисту для прояснения диагноза, получения мнения со стороны.

    Именно грамотная информация, полученная от врача или другого специалиста в качестве ответа на причину страха, может стать нейтрализатором тревожного состояния и стресса, опасного и для взрослого, и для ребёнка.

    Фонд «ЖИВИ» уже семь лет оказывает помощь детям с онкогематологическими заболеваниями. Мы стараемся делать жизнь маленьких пациентов проще и радостней. Поддержать деятельность фонда и поучаствовать в судьбе тяжелобольных детей можно на нашем сайте.

    Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

    Почему некоторые люди склонны к тревожности и как с ней можно бороться

    Британская журналистка Кэролайн Уилльямс провела на себе эксперимент, испробовав основные научные методики саморазвития. В главе из ее книги «Мой продуктивный мозг» (новинка издательства «Альпина Паблишер») Уилльямс приходит в лабораторию, чтобы избавиться от мучительной тревожности.

    Давно доказано: можно отучить мозг слишком много тревожиться, если приложить определенные усилия. Ученые работают над этим вопросом уже пятнадцать лет, ведь чрезмерные волнения не только мешают сосредоточиваться на важном — они еще и серьезно портят здоровье.

    Вот статистика, которая понравится всем тревожным людям: продолжительное волнение (даже небольшое хроническое беспокойство, которое и полноценным тревожным расстройством назвать-то нельзя) на 29 % увеличивает риск умереть от сердечного приступа и на 41 % — от рака.

    На самом деле, если верить данным этого исследования с участием 8000 испытуемых, постоянные переживания увеличивают шансы умереть в принципе от чего угодно, и чем больше стресса проживается каждый день, тем выше риск.. <…>

    Кроме того, давно известно, что тревога вредит практически любым мыслительным процессам. Она не только сужает фокус внимания, но также ослабляет импульсы контроля и забирает у мозга производительную мощность, которую можно было бы направить на другие действия. Кроме того, со временем из-за тревоги уменьшается гиппокамп — критически важный для процессов памяти отдел мозга.

    И хотя недавно обнаружилось, что у тревожного темперамента есть определенные преимущества — например, его обладатели лучше умеют сопереживать и быстрее реагируют в кризисных ситуациях — в целом тревогу нельзя назвать состоянием, в котором мозг работает наиболее эффективно.

    Некоторые ученые, в том числе Илейн Фокс и ее оксфордские коллеги, полагают, что разница между мной и такими людьми, как Джолион [мой друг, который никогда не волнуется], объясняется разными подходами мозга к обработке информации из окружающего мира.

    В своих исследованиях и книге «Дождливый мозг, солнечный мозг» (Rainy Brain, Sunny Brain) Фокс доказывает, что в основе всего лежит противостояние двух самых древних и мощных нервных цепей, одна из которых ответственна за поиск опасностей, а другая за обнаружение потенциальных поощрений, — и того, насколько хорошо они соединены с более новыми, мыслительными отделами мозга.

    Отклонения в ту или иную сторону называют когнитивными искажениями. Короче говоря, предполагается, что мы и сами не ведаем, что творим. По словам Фокс, направление и сила когнитивных искажений и делают нас теми, кто мы есть, — уверенными в себе, целеустремленными и рисковыми, как Джолион, или молчаливыми и тревожными, как я.

    Выходит, снова все сводится к тому, как мы привыкли распоряжаться ограниченным ресурсом своего внимания. <…> Сейчас речь идет о внимании автоматическом: оно срабатывает за миллисекунды и направляет фокус на те элементы окружения, которые по какой-то причине считает особенно важными.

    Здесь особенно важно вот что: все это происходит на бессознательном уровне, и получается, что наше сознание постоянно поглощает искаженную информацию о мире. Именно поэтому особенно сложно контролировать эти процессы. Как изменить поведение, которое ты даже не осознаешь?

    Негативные когнитивные искажения часто вредны, хотя возникли они не без причины: ими было удобно пользоваться, когда судьбы вершили большие зубастые хищники и незнакомцы с дубинками, — отличная экономия времени, если нужно действовать быстро. Оборотная сторона бессознательной природы подобных искажений в том, что наши представления о мире — безопасен ли он, или стоит трястись над каждым шагом — кажутся нам точным отображением реальности, хотя на самом деле это далеко не так.

    И если вы хотите изменить свой взгляд на мир, если вам не хочется всю жизнь конфликтовать, преждевременно поседеть и сойти в могилу во цвете лет, — этого не так уж сложно добиться. Нам повезло, ведь мелочи вроде границы между сознанием и бессознательным не мешают работать законам нейропластичности; а Фокс и ее коллеги ищут способы перевести проблемные когнитивные искажения в позитивное русло. По-моему, это вполне достойная задача. Особенно учитывая, что некоторые исследования доказали: чтобы вредные когнитивные искажения уступили место позитивному взгляду на жизнь, достаточно всего несколько минут в день посвятить определенной психологической компьютерной игре.

    Эта область исследований до сих пор порождает жаркие споры.

    Но мне хочется верить оптимистично настроенным исследователям, отчасти потому, что они относятся к тревожному темпераменту как к систематической ошибке мозга, а не фундаментальной черте личности его обладателя.

    А это важно, ведь если быть предельно честной, я понимаю: тревога так надоедает мне, потому что на самом деле я не такая. По жизни я скорее склонна к риску (журналист-фрилансер — профессия не для слабаков), большинство знакомых считают меня оптимисткой. Недавно в школе, где учится мой ребенок, другая мамочка назвала меня «супермамой» — и я сомневаюсь, что это был сарказм. Так что, по-видимому, я произвожу впечатление человека, у которого все под контролем. Никто, кроме меня, не знает о негативизме, постоянных переживаниях и беспокойстве, которые скрываются внутри. И, честно говоря, очень меня бесят.

    Еще в Бостоне я узнала, что у меня высокие показатели личностной тревожности (это также называют невротизмом, что звучит довольно сурово).

    Исследования показывают, что люди с таким уровнем тревожности часто склонны к негативным когнитивным искажениям — то есть они все время подсознательно оценивают окружение на предмет наличия угроз. Они также с большей легкостью зацикливаются на мыслях об опасности, раз за разом оценивают ситуацию все пессимистичнее и оттого волнуются еще сильнее.

    Мне это тоже свойственно, и я даже знаю почему. Когда мне было девятнадцать, отец погиб в автокатастрофе. На протяжении следующих двадцати лет я развивала работающий на 360 градусов детектор опасностей — особенно таких, которые появляются внезапно и могут забрать у меня любимого человека.

    Возраст, когда случилась трагедия с моим отцом, может объяснить, почему этот жестокий урок жизни так глубоко засел у меня в мозге. Уже давно предполагалось, что в юности мозг особенно пластичен. В конце концов, это время становления независимости личности, которая напрямую зависит от того, как быстро человек учится на своих ошибках. Исследования показали, что в юности ярче сохраняются воспоминания, выше чувствительность к стрессу и больше времени уходит на восстановление после эмоциональных потрясений. Сочетание этих факторов отлично объясняет, почему с тех пор непредвиденная опасность так прочно засела в моем мозге.

    Тем не менее даже в минуты, когда все мое существо находится под властью страха, я знаю, что ощущаемая мной паника непропорциональна реальной степени угрозы.

    Если муж, отбыв в командировку, не присылает мне СМС сразу же после того, как самолет должен был приземлиться, и я начинаю проверять, не случилось ли аварии, — разве это кому-то приносит пользу? Какая польза для моего сына в том, что я сжимаюсь от страха каждый раз, когда он подходит близко к дороге или даже смотрит в сторону входной двери? Да и потом я начинаю переживать, что такое мое поведение только увеличивает вероятность трагедии — например, я могу случайно толкнуть его под машину, когда подбегу, чтобы увести его с края обочины… <…>

    Ожидая ответа Илейн Фокс, я зашла на ее сайт, на котором размещены два теста: один направлен на выявление когнитивных искажений, а другой измеряет склонность к оптимизму и пессимизму. Ради интереса я попросила [моего друга-оптимиста] Джолиона тоже пройти эти тесты.

    Таблица 1. Результаты показателей оптимизма/пессимизма и когнитивных искажений согласно тестам на сайте

    Психологи измеряют когнитивные искажения с помощью компьютерной программы под называнием «проба с точкой» (рис. 6). Сначала, чтобы вам было на чем сосредоточиться, в центре экрана появляется крест. Потом на 500 миллисекунд возникают две картинки, за которыми тут же следует целевое изображение (это может быть стрелка, точка — все что угодно). Задача испытуемого — нажать на левую или правую кнопку в зависимости от того, с какой стороны показалось целевое изображение (оно же проба).

    Исследования показали, что а) люди с тревожным темпераментом быстрее замечают целевое изображение, когда оно появляется рядом со злым лицом (негативное искажение); а также, что б) люди с негативными когнитивными искажениями больше склонны к тревожным расстройствам и депрессии.

    Рис. 6. «Проба с точкой», экран 2 (вверху) и 3 (Марк Болдуин, Университет Макгилла)

    Позже я провела небольшое исследование и обнаружила: Джолион, как и я, не вписывается в понятие нормы. Согласно широкомасштабным опросам, средний балл в тесте на оптимизм/пессимизм — 15 из 24 возможных, то есть обычно люди слегка оптимистичны. Наши с Джолионом показатели отличаются от средних на 6 баллов — просто в разные стороны. Если он обычно настроен позитивно (отсюда и рискованное финансовое поведение), то я — пессимист высшей категории.

    Легко провести параллели с характером наших когнитивных искажений. Я набрала -31, то есть на 31 миллисекунду быстрее замечала целевое изображение, если оно появлялось вслед за злым лицом. Джолион же, наоборот, на 51 миллисекунду быстрее замечал цель, если она появлялась со стороны радостного, улыбающегося лица.

    Его мозг автоматически ищет хорошую сторону жизни — чем, по-видимому, и объясняется его оптимистичность.

    Если можно исправить этот перекос с помощью короткой тренировки на компьютере, пожалуй, не так уж важно, почему мы с ним такие разные. Но мне, честно говоря, просто интересно. Я вспоминаю своих близких родственников и начинаю думать, что, по крайней мере, некоторые из моих невротических склонностей достались мне по наследству. Многие мои родственники удивились бы, встретив человека, который не тревожится и не склонен к депрессии или эмоциональным качелям. Быстро пересчитываю таких теть, дядь, двоюродных братьев и сестер, и понимаю: если в среднем в Великобритании эмоциональные проблемы встречаются у каждого третьего, в нашей семье показатель как минимум в два раза выше.

    Дальше в книге:

    Кэролайн узнает о «гене воителя» и «гене волнителя», а потом становится частью эксперимента по коррекции негативных когнитивных искажений — и получает измеримые результаты.

    голоса
    Рейтинг статьи
    Читайте так же:
    Школьный психолог страхи и тревожность у детей
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector