Mariel-clinic.ru

Клиника Мариель
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Брачное безумие: в Твери бизнесмен пытается забрать детей у больной шизофренией супруги

Брачное безумие: в Твери бизнесмен пытается забрать детей у больной шизофренией супруги

Мужчина считает, что поведение его супруги несет опасность для малышей. Его жена доказывает обратное. Tverigrad.ru изучил материалы дела и узнал мнения экспертов.

В Твери разгорелась нешуточная битва за детей между бизнесменом и его супругой, у которой диагностировали шизофрению. Имена участников этой скандальной истории изменены, так как мы не вправе разглашать диагноз конкретного человека. Кроме того, речь идет о несовершеннолетних детях, что также накладывает ограничения на редакцию. Поэтому Tverigrad.ru не только изменил имена участников истории, но и не будет указывать никаких сведений, которые могли бы идентифицировать личности мужа, жены и их детей.

Единственное, что мы можем сказать не изменяя данных — дело об определении места жительства детей было рассмотрено в Заволжском районном суде города. Суд определил, что двое маленьких мальчиков-дошколят должны жить вместе с матерью, несмотря на наличие у нее психического заболевания. На это решение уже подана жалоба в апелляционную инстанцию.

Tverigrad.ru узнал, в чем претензии супругов друг к другу и что по этому поводу считают эксперты.

Ссоры как диагноз

Тверской бизнесмен Сергей познакомился с красавицей Еленой шесть лет назад. Сначала пара жила гражданским браком, после того, как Елена забеременела, Сергей сделал ей предложение и молодые отпраздновали свадьбу.

На свет появился первенец, через два года — еще один сын. По словам Сергея, сначала все шло хорошо, они были счастливы. Но вскоре мужчину насторожило странное поведение супруги.

— Поведение жены стало неадекватным, у нее появилась мания величия, говорит, что она выполняет на земле особую миссию, для этого у нее, якобы, вшит чип в голову. Говорила, что работает на приближенных к Правительству людей,

— рассказал Сергей Tverigrad.ru.

Выяснилось, что его супруга больна шизофренией уже более 10 лет, лечилась и в Москве, и в психоневрологическом интернате в селе Бурашево Тверской области, но об этом супругу не сказала.

В семье начались скандалы. Сергей забрал детей, говоря, что их жизни может угрожать опасность, если они будут находиться с матерью. Елена в ответ настаивала, что вреда сыновьям не причинит, что ее болезнь никак не сказывалась и не скажется на их воспитании.

Женщина подала на развод (на данный момент супруги так и не разведены, — прим.Авт.). Противостояние доходило до жесткой формы, взаимных претензий и оскорблений. В конце концов оба подали встречные иски в суд об определении места жительства малышей.

Оба хороши

В суде была заслушана масса свидетельских показаний и экспертных заключений. Общая картина показаний свидетелей такова: оба родителя хороши (в положительном смысле), любят сыновей, заботятся о них. Да, ссоры между Сергеем и Еленой случались, в том числе и прилюдные, чему также нашлись свидетели.

Областной клинический психоневрологический диспансер подтвердил, что Елена состоит под наблюдением психиатра по поводу шизофрении. УМВД России по Тверской области предоставило справку о судимости Сергея за хулиганство 20 лет назад. Хотя, по большому счету, последнее отношения к делу имело лишь косвенное.

Пожалуй, самым главным в рассмотрении дела стали заключения комиссионной амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Поговорив с родителями и детьми, специалисты Областного клинического психоневрологического диспансера сделали вывод, что мальчики одинаково любят и отца, и мать, эмоционально к ним привязаны.

По поводу заболевания Елены и того, как оно может сказаться на детях, эксперты сделали следующий вывод:

«Психическое расстройство проходит приступообразно, с состоянием ремиссий, не сопровождающимися грубым эмоционально-волевым эффектом, грубым нарушением критических способностей, не препятствует ее трудовой деятельности и социальному функционированию. Наличие заболевания не представляет опасности для детей при условии ее регулярного наблюдения и лечения у психиатра. Особенности личности и ее стиль воспитания не оказывают негативное влияние на психическое состояние и психическое развитие несовершеннолетних».

Тревожно прозвучал вывод экспертов о том, чем грозит детям сам конфликт между родителями.

«Сохранение внутрисемейного конфликта может оказать негативное влияние на психическое развитие несовершеннолетних, создает предпосылки для нарушения позитивного характера детско-родительских взаимоотношений. Дети нуждаются в близких позитивно окрашенных взаимоотношениях с обоими родителями»,

— констатировали специалисты клинического психоневрологического диспансера.

Суд изучил мнения сторон, показания свидетелей и выводы экспертов. Вердикт — место жительства детей определили с их матерью.

«Судом не выявлено исключительных обстоятельств для разлуки малолетних детей с матерью, с которой они проживали с самого рождения и которая надлежащим образом исполняла свои родительские обязанности в отношении сыновей. Наличие у матери психического заболевания, по мнению суда, к числу подобных исключительных обстоятельств не относится, принимая во внимание выводы экспертного заключения, согласно которому данное заболевание не нарушает позитивное материнско-родительское отношение подэкспертной к детям. Она проявляет к детям заботу, заботится об их развитии, наличие заболевания не представляет опасности для детей при условии ее регулярного наблюдения и лечения у психиатра»,

— гласит решение суда.

Сергею разрешили периодически видеться с детьми, забирать их на выходные дважды в месяц, и две недели летом проводить с сыновьями. Мужчина с этим решением не согласен, и подал апелляционную жалобу в вышестоящую судебную инстанцию.

Читайте так же:
Психические расстройства шизофрения и расстройства поведения

Крайними остаются дети

Tverigrad.ru попросил прокомментировать сложившуюся в тверской семье проблему психологов и экспертов в области защиты прав детей. Однако, стоило им услышать о том, что речь идет о заболевании одного из родителей шизофренией, и те и другие вежливо, но твердо отказались от комментариев, ссылаясь на неоднозначность ситуации, на то, что, зачастую, в таких случаях одна сторона конфликта идет на все, чтобы очернить другую.

«Наличие психического расстройства не является основанием для лишения людей родительских прав, пока это заболевание не принимает угрожающей детям формы. И то, только по решению суда. У нас очень много людей с такими диагнозами являются родителями, причём очень неплохими»,

— пояснил Tverigrad.ru один из экспертов.

Известный тверской детский и семейный психолог Марина Гурбина прокомментировала ситуацию с «дележкой» детей в целом, а не применительно к рассказанной нами истории.

— «Дележка» всегда сказывается плохо. Необходимо исключить разногласие родителей, не создавать ситуацию, когда ребенка «растягивают» в разные стороны, потому что это ведет к его неврозу и сказывается на его развитии. В любом случае, когда взрослые пытаются разделить, ребенок страдает. Если родители любят детей, то им лучше сесть и конструктивно договориться о том, где для ребенка действительно будет создана среда для благоприятного развития. Оптимально в таких случаях, что какое-то время ребенок живет у мамы, какое-то — у папы, — советует разводящимся родителям психолог.

Резюмируя, подчеркнем: во всех ссорах родителей страдают, прежде всего, дети. Не говоря уж о «дележке» детей. Хорошо еще, если при разводе родителям удается договориться и не лишать своих чад как можно более частого общения с одним из них. В противном случае, когда эгоизм взрослого перевешивает здравый смысл, это так или иначе скажется не только на настоящем, но и на будущем ребенка. И об этом конфликтующим сторонам, подарившим миру новую жизнь, надо помнить в первую очередь.

Напомним, что в 2020 году в Тверской области было зарегистрировано 5109 разводов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Причины мании величия

На самом деле мания величия может иметь множество психологических и социальных причин. Одним из медицинских факторов является повышенная активность передатчиков серотонина и норэпинефрина. Кроме того, на мегаломанию могут влиять такие факторы, как:

• сверхактивная щитовидная железа

• использование некоторых антидепрессантов и противомалярийных препаратов

Мания величия не только обременительна для окружающей среды, но чаще всего связана с другими психическими расстройствами. Человек с манией величия, который к тому же проявляет шизофренические черты, может стать опасным для окружающих. Мания величия может сопровождаться такими заболеваниями, как:

Несколько слов о шизофрении

Довольно часто данное расстройство является симптомом такого заболевания, как параноидная шизофрения. Мания величия в такой ситуации является своеобразной навязчивой идеей. В качестве лакмусовой бумажки в данной ситуации выступает чрезмерное себялюбие и превозношение собственного «Я». Чаще всего человека преследует данное расстройство психики именно в моменты галлюцинаций или бредового состояния. Тогда-то больной и ощущает себя крайне важной личностью.

Читайте так же:
Шизофрения что это такое краткое содержание

шизофрения мания величия

Как развивается мегаломания и как избавиться от патологии

Больные с манией величия уверены, что обладают суперспособностями, особой миссией или богатством. Опасна ли такая патология и как от нее избавиться?

Стадии развития

Мегаломания проходит несколько стадий:

  • Человек пытается как-то выделиться на фоне других людей. Он регулярно сравнивает себя с окружающими, пытаясь найти в себе черты, превозносящие его над другими.
  • При отсутствии выдающихся способностей и реальных достижений больной с манией величия их придумывает. Причем человек верит собственным фантазиям.
  • Выдуманная жизнь затягивает мегаломана. Он занимается самолюбованием, постоянно ждет похвалы, восхищения и всеобщего понимания. Если кто-то из близких и окружения отказывается признать его выдуманные достижения, он становится агрессивным.
  • Мегаломан стремится собрать круг почитателей. Если это не удается, у человека с манией величия наступает разочарование. Он расстраивается из-за того, что мир не понимает и не ценит его. Он чувствует себя преданным, ненужным, недооцененным и одиноким. Со временем больной самоизолируется от общества и постепенно впадает в депрессию.

Девушка сидит за столом, опираясь щекой на руку

Мания величия: стадии развития: Pexels

Чем опасна мания величия и как от нее избавится

Человек с мегаломанией отрицает тот факт, что с ним может быть что-то не в порядке. Больной уверен, что окружающие должны прислушиваться к его мнению и ценить все, что он делает. Естественно, пребывая в таком состоянии, причин обращаться к специалистам он не видит.

В этом главная опасность психического нарушения. При отсутствии корректного лечения мания целиком захватывает сознание больного и полностью переворачивает его систему мышления.

К тому же спровоцировавшее мегаломанию заболевание приводит к постепенному истощению и глубокой депрессии. У людей с такой патологией нередко проявляются суицидальные наклонности.

Это особенно характерно для людей с биполярным расстройством. При длительном течении бреда величия у больных наступает период разочарования. В такие моменты они уверены в собственной ненужности, малозначимости и стараются убедить в том же окружающих.

Чтобы избежать подобных последствий и осложнений, клинический психолог Анна Ханова рекомендует обратиться к специалисту. Врач-психотерапевт проведет беседу с пациентом и анализ его поведения.

После этого будет назначено адекватное лечение. Это может быть когнитивно-поведенческая терапия или курс лечения в стационаре (с использованием психотерапии и социальной реабилитации).

Женщина делает записи в блокноте рядом с лежащим на диване мужчиной

Мания величия: как избавиться: Pexels

Иногда мания величия — это свойство личности, а не симптомом психического заболевания. В таких случаях патология протекает легко и не представляет значительной опасности. Чтобы избежать негативных последствий, человеку с мегаломанией нужно обратиться к специалисту.

Мания величия ― психологическое отклонение, которое характеризуется чрезмерно завышенной самооценкой, поведенческими отклонениями и эмоциональной неустойчивостью.

Зачастую эта патология — симптом более серьезных проблем и требует профессиональной психиатрической помощи. При отсутствии адекватного лечения человеку с таким расстройством грозит моральное и физическое истощение, депрессии, суицидальное поведение.

Внимание! Материал носит лишь ознакомительный характер. Не следует прибегать к описанным в нем методам лечения без предварительной консультации с врачом.

Тесты на логичность мышления

Интересной чертой, характерной для шизофрении, является паралогичность. Это неспособность к нахождению логических взаимосвязей, подмена строгой логики произвольными рассуждениями. Больные шизофренией делают собственные выводы из заданных предпосылок, склонны рассуждать на отвлечённые темы, приходя к абсурдным выводам. Так как мания величия часто является одним из симптомов шизофрении, тест на манию величия также может быть проведен с использованием опросников на логичность мышления. Разновидностей таких тестов множество. Самые известные из них:

  • Тест на продолжение рядов. Больному предлагаются ряд картинок или предметов расположенных определённым образом, который нужно дополнить последним элементом.
  • Тест на определение вывода из данных предпосылок. Больному предлагается два-три утверждения, из которых ему нужно сделать выводы. Обязательно выясняются причины данных выводов – часто больной приходит к правильному заключению паралогичным путём.
  • Тесты на определение лишнего предмета в ряду. Классический пример тестов на логику, с которыми не способны справиться больные с паралогичностью. Также обязательно интересоваться причиной сделанного вывода.

Больные с манией величия при прохождении тестов дополнительно будут демонстрировать особенности, характерные для их расстройства мышления. Например, часто на вопрос о причинах выбора какого-либо ответа они говорят «Потому что я так приказал» или иным образом указывают на свою способность управлять отношениями объектов.

Читайте так же:
Когда ты говоришь с богом это молитва когда бог с тобой шизофрения

В диагностике мании величия нельзя ограничиваться одним каким-либо тестом. Разнообразные тесты в сочетании с опросом больного и его окружения помогут установить точный диагноз.

Политический нарциссизм в России: границы нормы

Фото Натальи Селиверстовой / РИА Новости

В предыдущих статьях цикла речь шла о сложностях работы с социальным нарциссом. Коллективное расстройство оставляет человеку шанс отсоединиться, распознав нарцисса уже не в себе, а в объекте отождествления, будь то вождь, власть или сплоченная масса. Когда клиент не столько влюблён в себя (чаще это как раз комплекс неполноценности), сколько заходится от участия в грандиозности и всемогуществе политического целого, это целое в иных обстоятельствах можно и возненавидеть – примеров много, в том числе у нас. Но есть и то, что затрудняет разрыв с общностью, помогая политическим сборкам удерживать потенциальных отступников. И даже при выраженных симптомах диагноз неочевиден: норма здесь постоянно «плывёт», а тот же самый нарциссизм в других дозах и ситуациях оказывается полезным.

Между характером и клиникой

Синдром нарцисса – ценная тема: видя отклонения в политике, человек лучше понимает и себя в жизни – свои установки, маленькие комплексы, отношения с другими – с близкими, с коллегами и начальством, с властью и страной, с другими этносами и народами. Разговор о власти в данном случае это ещё и зеркало для отдельных героев – сеанс терапии и бесплатная диспансеризация.

Но войти в такой диалог трудно. Нарциссы вообще крайне агрессивны по отношению к анализу. Чтобы не ломать и без того хрупкий контакт с пациентом, необходимо предельно аккуратно отграничивать психопатологию как таковую от завихрений характера в рамках нормы. Иначе вас будут регулярно уличать в нездоровом стремлении увидеть клинику в обычном своеобразии характера (пусть несколько утрированном). Для политики это особенно критично, поскольку норма здесь сдвинута, реакции обострены, а патологии настолько привычны, что как таковые не распознаются.

В расхожем смысле слово «нарцисс» обозначает не диагноз, а всего лишь намёк на странность, которая может быть объяснимой (в искусстве и науке) либо неприятной (в политике и жизни), но не более. Чаще это всего лишь дежурное острословие; так человека в быту легко называют «шизиком», вовсе не имея в виду, что он и в самом деле всерьёз болен шизофренией.

Кроме того нарциссы даже в пограничном состоянии не то же, что психопаты и сумасшедшие (хотя в антисоциальном синдроме они могут впадать в дикую агрессию и ярость, не говоря о злопамятной мстительности, что в политике часто до времени скрыто, но страшнее по последствиям). Нарциссизм как отдельный недуг был включён в DSM (Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders) далеко не сразу. В первой версии DSM-V (2013 г.) нарциссическое расстройство личности и вовсе было исключено из классификации, но затем его все же восстановили.

Чтобы не выглядеть злопыхателем и плохим стилистом, трактующим буквально собственные метафоры и гиперболы, надо учитывать: а) возрастной нарциссизм, оправданный и даже необходимый на ранних этапах становления личности; б) нарциссизм конструктивный, позволяющий добиться большего, нежели с «нормальной» психикой. В нашей политике такие критерии «конструктивности» решительно сбиты, и то, что для сиюминутных интересов власти может выглядеть конструктивным, для страны часто оборачивается губительным торжеством самомнения и фиксации на имидже. Здесь взрослые люди (идеологи с бредом величия, комментаторы с нездоровыми конспирологическими фантазиями, авторы диковатых законов и пр.) с позиций обычного здравого смысла выглядят как типичные «ненормальные», но в плане их собственных политических, статусных и материальных интересов оказываются вполне рациональными и расчётливыми. Играть психа при губернаторе не совсем то же, что реально тронуться, хотя затягивает.

И наоборот: осмысленное и стратегически ответственное поведение в нашей политике все чаще воспринимается как героика помешанных. Новая формула: честно, но политически нерационально (см. последние выборы). Как сказал поэт, здесь быть здоровым некрасиво.

Необходим также набор критериев, отделяющих умеренные, терпимые девиации от расстройств, реально разрушающих жизнь и личность («злокачественный нарциссизм» по Отто Кернбергу). Тем более это важно в коллективной психопатологии. В нашей политике не так просто понять, где особый «стиль», порождённый обстоятельствами личностными и организационными, перерождается в разрушительную патологию с провалами в коммуникации и жизнеобеспечении, вплоть до сакраментального влечения к смерти.

Читайте так же:
Всегда ли при шизофрении есть галлюцинации

Нарциссизм переходный и конструктивный

Сразу перепрыгнем через возрастной нарциссизм, свойственный ранним этапам индивидуальной психоэволюции: о нем позже и специально. Отметим лишь, что в политике подобную стадию проходят неоднократно: социум, режим, а с ними и само общество время от времени, особенно после революционных встрясок, «вновь рождаются», едва ли не с нуля осваивая мир и себя в нем. Здесь повышенная сосредоточенность на себе нормальна и даже необходима: взрослым людям, как и детям, приходится с чистого листа решать проблемы самоидентификации и адаптации. Россия начала 1990-х годов в категорию таких «рождений заново во взрослом состоянии» как раз и попадает. Нынешний нарциссизм российских элит и масс во многом объясняется этим «трудным детством», обделённым любовью, признанием и самоуважением.

Известно, что в меру трепетное чувство, которое индивид испытывает к себе, не вызывает опасений и даже играет позитивную роль. В динамической психиатрии этот эффект описывают так: «Личность с конструктивным нарциссизмом характеризуется адекватно высокой самооценкой, чувством собственного достоинства, высокой самодостаточностью, здоровым честолюбием, открытостью, способностью наслаждаться полнотой жизни [. ] и получать ощущение радости от растущих возможностей самореализации; умением искренне прощать ошибки и промахи себе и другим». Из поведенческих характеристик можно добавить эмоциональную и духовную зрелость, уверенность в себе и самоконтроль, способность находить интуитивные решения, действуя самостоятельно и ответственно, не поддаваясь внешнему давлению и попыткам манипуляции. Отмечают также реализм самовосприятия, терпимость к собственным слабостям и недостаткам других. Все эти замечательные качества конструктивный нарциссизм усиливает в сравнении с «нормой».

Показательно также известное распределение выдающихся нарциссов по разным поприщам. Конструктивные ближе к творчеству: Ницше, Дали, Борхес. Иначе в политике: Нерон, Иван Грозный, Робеспьер, Муссолини и Гитлер, Ким Чен Ир, Пол Пот и Иди Амин, Мугабе, Менгисту Хайле Мариам, Тан Шве, Омар аль-Башир, Мобуту, Хусейн, Каддафи. И принял он смерть от имиджа своего.

Принято считать, что авторитаризм и диктатура нарциссичны по природе: они и подпитаны самовлюбленностью, и культивируют её. Со временем единоличная власть лишь обостряет исходное расстройство, и противостоят этому лишь поистине выдающиеся люди.

Деструктивное и злокачественное

Деструктивный нарциссизм по свойствам зеркален конструктивному: грандиозная переоценка собственной важности, всемогущественные потуги и иллюзии; гипертрофированные представления о своих способностях и фантомы гениальности, фантазии безграничного успеха, влияния, блеска; маниакальная вера в свою избранность и уникальность, потребность в демонстративном признании и восхищении. В отношении к другим это грубо потребительские стратегии с неспособностью к эмпатии, игнорирование чувств и интересов окружающих, проявления гордого невежества, надменности, пренебрежительности. Мания мешает реальным достижениям (например, в карьере и личной жизни или в экономике, знании и технологиях), портит отношения с людьми (а также с другими странами и с мировым сообществом). Отдельная статья – дикие растраты на «картинку», на постановки триумфа и театрализованного обожания. Император Бокасса ухлопал половину бюджета страны на свою коронацию, в ходе которой он восседал на троне из чистого золота в короне и мантии, скопированных с коронации Наполеона. У нас все не столь помпезно и не так безвкусно, зато на порядки дороже.

Возможны и более жёсткие ситуации. Синдрому злокачественного нарциссизма, объединяющему нарциссические и антисоциальные расстройства, свойственна сильная параноидная ориентация, эго-синтонная агрессия (соотнесённость исключительно со своими собственными стандартами при грубом игнорировании всего остального), садизм, направленный против окружающих или выражающийся в специфическом типе «торжествующего самоповреждения» вплоть до попыток суицида. В выраженных случаях это прослеживается в нарциссической ярости (причём одновременно в официальной политике и в настроениях агрессивно-самодовольный массы, готовой растерзать мирных и почти безобидных «либералов», неправильных режиссёров, фотографов и кураторов выставок вместе с экспонатами). Грандиозное Я на пустом месте и мелкое всемогущество (офицеры России с мочой наперевес) – тема острая и жизненная, но для отдельного анализа.

Гибридные эффекты

Если в индивидуальных случаях раскладка между нормой и патологией, а также между конструктивным и деструктивным в целом понятна, то в коллективном и политическом нарциссизме все сложнее и совсем не однозначно. Здесь это скорее объемная матрица, в каждой из ячеек которой нет прямого ответа на целый ряд вопросов: кто именно является носителем наблюдаемой по симптомам патологии; как в этой видимости сочетаются реальные расстройства и сухой политический расчёт; по каким критериям и с чьих позиций надо оценивать эти аффекты как конструктивные или деструктивные, тем более злокачественные? Здесь все перепутано, и расстройство часто локализовано совсем не там, где кажется.

Читайте так же:
Лечение тревоги страха при шизофрении

Проще всего с нарциссизмом политизированной массы, одновременно и расположенной к нарциссическому расстройству всей травмирующей биографией последних десятилетий и лет, и искусственно разогретой целенаправленной пропагандой последнего времени. Чистая провокация восстания ничтожеств, ни на что своё не способных, но упивающихся ролью диктаторов морали, вкуса и правильного знания. Но уже во власти вся эта симптоматика может вовсе ничего не отражать: здесь «строить образ» можно, вовсе в него не входя, даже если разыгрывается угодный массе грандиозный нарцисс или почти мнимая, но опасная ненормальность, заставляющая другие страны вести себя более корректно – с поправкой на риск эксцессов и рецидивов (почти как с КНДР).

В этом отношении и сама власть крайне неоднородна. Если для одних это расчёт на психотропное воздействие, то для других – реальные дефекты их собственной психики и фантомы сознания. Под одной и той же внешне нарциссической оболочкой во власти могут уживаться и искренние нарциссы, ненормальные патриоты и маньяки величия, и унылые фаталисты, видящие эту страну издавна пропащей, вновь опозоренной, разорённой, навеки обреченной тащиться в «колее». В этом плане могут разительно отличаться «башни Кремля», кланы и группы влияния, силовики и тактики, на все готовые ястребы и знающие наш истинный потенциал реалисты. Даже внутри этих групп есть весьма разные люди: функционеры во власти могут одновременно и пребывать в ужасе от происходящего, и поддерживать политику авантюрной гордыни с почти мистической верой в везучесть руководства.

Не менее сложна двойственность в оппозиции конструктивное – деконструктивное. Считается, что нарцисс уходит в мир самовлюблённых фантазий, теряя при этом связь с реальностью, эмпатию и коммуникацию саму способность к действию. Все это может иметь место, но при этом не исключать конструктивности в иных смыслах и в другом целеполагании. Разоряющая страну власть-нарцисс отнюдь не теряет связи с реальностью массового сознания, ею же почти до предела заведённого. С этим сознанием она легко коммуницирует и входит в подобие эмпатии. Наконец, не покидая потока иллюзий и разрушая реальность, она, тем не менее, вполне достигает желаемых результатов, поддерживая элитные и массовые аффекты и рейтинги, обеспечивающие воспроизводство господства. С точки зрения политики, основанной на эмоциях и предубеждениях, язык не поворачивается назвать этот нарциссизм деконструктивным. Скорее наоборот, приходится отказывать в текущей политической конструктивности как раз позициям ответственным и реалистичным, с чувством «земли».

Подобный комплекс раскрыт в финальной фразе из замечательной книги о правлении Майдзи: «Японский этнонарциссизм не был пассивным, он привел в действие громадные людские массы, которые убивали друг друга, которые умирали, считая свою смерть достойным вкладом в общенациональное дело. Возразить на это было нечего, потому что любая страна, в конечном итоге, уникальна. И заставить ее потерять свою уникальность еще труднее, чем приобрести её».

У нас пока почти не убивают друг друга, но зато убивают экономику и социальную сферу, технологии, науку, культуру, сознание. И на эту «уникальность» есть что возразить.

Американец сошёл с ума от спама

Житель Нью-Йорка Джереми Кленс сошёл с ума от спама, после чего попал в психиатрический госпиталь Грейстоун Парк.

По словам пострадавшего, обилие спама заставило его разыскивать абсолютно каждого отправителя незапрашиваемых писем. При этом американец не спал, практически не ел и в целом вёл нездоровый образ жизни.

За неделю Джереми смог уста¬новить личности 23 потенциальных спамеров, навещал их, когда стемнеет, и пытался обрезать провода, которые вели к их квартирам.Эти действия ему удались по отношению к семерым, после чего мужчина был задержан и помещён в психиатрический госпиталь.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector