Mariel-clinic.ru

Клиника Мариель
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Любил литературу, держался особняком. Настоящее прошлое рэпера Face

Любил литературу, держался особняком. Настоящее прошлое рэпера Face

Иван Дремин, взявший сценический псевдоним Face, стал известен в 2015 году после клипа на песню «Гоша Рубчинский» из своего первого альбома «Проклятая печать». Снят был клип на 200 рублей. Главная цель, которую ставил парень, — «хайпануть» на громком имени известного модельера — была достигнута.

Затем последовало еще несколько альбомов. Но настоящая популярность пришла в августе 2017 года, когда он представил свой первый профессиональный клип «Бургер». Видео буквально разорвало YouTube – на сегодня насчитывает 25 млн просмотров. Процитировать слова песни не представляется возможности, потому что нет ни единой строчки без ненормативной лексики. Результат: интервью в известных СМИ, плотный концертный график и толпы поклонниц.

Восьмого апреля Иван отмечает свой день рождения. Как парень из Уфы к своему 21 году смог стать одним из самых юных героев русского рэпа и голосом поколения — в материале UFA.AIF.RU.

Про пандемию и ограничения

— Мы так и не пережили прошлый год. Мы живем в последствиях этого года и будем продолжать это делать еще долгое время. Музыканты, артисты, все, кто работают на сцене — самые униженные и оскорбленные, самые пострадавшие. Мы преданы руководством нашей страны по полной программе. Они совершили социальное предательство нас, и этому есть объяснение.

Если работу ресторанов ограничивают до полуночи, человек всё равно придет и успеет поесть. Ночные клубы и то продолжали тайком работать. У всего этого есть лоббисты, это бизнес. Мы же работаем в государственных помещениях — это филармонии, театры, концертные залы. Даже когда все работают, нас продолжают ограничивать этими процентами по посадке.

Читайте так же:
Депрессия фоновой активности на открывание глаз

Мы, исполнительская братия, не существуем как социальная группа, мы очень разрозненные. Нас очень мало, мы можем только делать какие-то заявления. Я всегда говорю: одних официантов и барменов в одной Москве больше, чем всех артистов большой страны вместе взятых. У нас нет никакого покровительства со стороны руководства или большого бизнеса, но мы заметны, и ограничения тоже заметны. При этом общественные бани и кальянные посещаются без ограничений.

Мы понимаем, что это надувательство и очковтирательство. За наш счет осуществляются некие видимые ограничительные меры. Никто ничего не компенсирует, никто не собирается нам помогать. Люди начинают привыкать жить без театра. Разумеется, всё вернется, но как долго мы будем в самом униженном положении, я не понимаю.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector